Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:01 

Мое произведение

Sandro400
Летописец Асхана
Глава 58.
Курак-Гал,
Ранаар.



…Горевшие палки, брошенные двумя противниками, описывали в воздухе все больше огненных кругов, приближаясь к своим целям. Орк, связанный тенями, не мог поймать факел на лету или отбиться от него. На лице Раилага не было ни тени страха; взгляд его был полон уверенности в своих действиях. Куньяк был поражен решимостью Раилага и его стремлению к победе даже ценой собственной жизни. Факелы уже пролетели мимо друг друга, но темный эльф не отпускал своего врага…
Ярко пылавший факел ударился об крепкую грудь орка и упал в траву. Раилаг лежал на земле неподалеку от него, целый и невредимый… за исключением нескольких подожженных волос. В последний момент он снял заклятье и отпрыгнул в сторону, не отрывая глаз от Куньяка. Раилаг сквозь зубы бросил: «Желчь Малассы» - и встал на ноги. Куньяк брезгливо потушил факел и успевшую загореться траву, наступив на них широкой стопой. Пламя не взяло кожу орка; известно, что огненные заклинания малоэффективны против этих существ, созданных для борьбы с демонами. Осознав свою ошибку, Раилаг приготовился защититься от переполненного яростью, рычавшего орка. Зажав тесак в обеих руках, Куньяк с разгона прыгнул…
Под тяжестью удара темный эльф упал на колени. Он прикрылся от меча лишь голыми руками, поймав клинок, но лезвие не было окровавлено. Исподлобья глянув на орка, Раилаг встретил изумленный взгляд великого вождя. Таким ударом он отсекал противникам конечности! Темный эльф привстал, медленно, но уверенно пересиливая Куньяка, который сам был горой мышц. Вскоре они поменялись местами; уже Куньяк был вынужден опуститься на колени, не выдержав скрытой в Раилаг мощи. Внимание орка привлекли руки Раилага; мягкая, приятная коже ткань была разорвала в клочья, ремешки, удерживавшие наручи, порваны, как и перчатки. Сами же руки были темными и чешуйчатыми; между чешуек можно было заметить бледный фиолетовый отблеск, а на ладонях красовались короткие, но крепкие когти. Злобный оскал и звериное урчание выдавали всю ту бурю чувств, кипевших в груди орка: ненависть по отношению к противнику и в то же время восхищение им, досада на самого себя, гнев, нежелание признать поражение и желание порвать эльфа на мелкие кусочки. Раилаг смерил вождя беспристрастным взглядом; вокруг его глаз, будто татуировки, были видны знаки, значение которых, конечно же, не было известно Куньяку. Темный эльф вырвал из рук орка тесак и отбросил его в сторону. Куньяк поспешил привстать и в тот же миг бросился на демоноборца, атакуя кулаками. Тот отскочил, улыбнувшись. Эта улыбка еще больше разгневала орка. Пылая яростью, словно пламенем, Куньяк вновь бросился вперед, но невольно остановился. На глазах у разъяренного орка у Раилага выросли крылья! Тот не стал дожидаться очередных невнятных выкриков и сам подбежал к противнику, ударив того в челюсть. Орк отлетел и грохнулся на землю. Раилаг медленно подошел к нему; на его крыльях открылось множество глаз, маленьких и больших. Куньяк не понимал, почему, но он постепенно ослабевал и, казалось, готов был уснуть в любой момент. Ноги уже не могли поднять его. Ощущая собственную слабость, он выронил:
- Ты… рыцарь-дракон?
- Да, - ответил Раилаг.
- Забавно. Я знаю одного… его звать Йодондамизу. Он был честным…
Стоило Раилагу услышать это имя, как он вздрогнул. Он слышал немало историй об этом драконьем рыцаре.
- Йодондамизу был последователем Шалассы, Дракона Воды. Я же следую заветам Малассы, Дракона Тьмы.
- Я всегда уважал рыцарей-драконов… они видеть в нас не рабов, а равных. Спасителей. Демоноборцев…
- Отдохни немного. Я не знаю, правда ли ты Куньяк из легенд прошлого или нет, но если да, то ты заслужил покой.


Тревожное, жуткое молчание нависло над орочьим станом, покрыв его леденившим душу покрывалом забвения. Хаос, воцарившийся после коварного заклинания Бату, прекратился благодаря усилиям Куджин. Она была единственной, кто сумел противостоять магии великого шамана, и использовала все свое могущество, чтобы освободить от плена кошмаров своих сородичей. Ей это почти удалось; но Бату был гораздо опытнее и хитрее ее. Он погрузил всех воинов в летаргический сон и принялся насылать кошмар за кошмаром на шаманку, копаясь в ее голове, пытаясь найти самые страшные и ужасные моменты в ее жизни, дабы показать их вновь. Куджин долго сопротивлялась, скрывая от могучего соперника свою историю, свои страхи и кошмары…
Вдруг перед ней предстала знакомая до боли картина – горная орочья деревушка, с шатрами, покрытыми снегом, между которыми проходили знакомые ей лица… Величественные белые горы, пристанище йети, охоту на которых еженедельно устраивали опытные орочьи охотники… табун кентавров, научивших юную шаманку многим вещам, полезным и бесполезным. Это были самые сладостные ее воспоминания… пока не пришли они. Демоны, дети Хаоса. Они жгли, грабили, убивали, не щадили ни стариков, ни детей. Ими двигала жажда мести; демоны никак не могли забыть свое позорное поражение от орочьих орд во времена Первого затмения. Маленькую Куджин, дочь местного вождя, родители спрятали в маленьком деревянном подвальчике, в котором хранились припасы на черный день. Испуганными глазами, она наблюдала, как предводитель демонов – хрипевший и кашлявший архидемон, ростом с орка, в жутких доспехах – вызвал на поединок его отца. Хладнокровно убив его на глазах у дочери, он отсек голову ее матери и приказал сжечь селение дотла… К счастью, тихую девочку мстительные отродья Ургаша не заметили; она сумела незаметно выбраться из подвала, пока его не сожгли, и пустилась в холодный, неприветливый горный лес. Уроки, преподанные ей кентаврами, помогли ей выжить в лесу и не стать добычей волков. Через день, она вернулась на пепелище. Нашла окровавленные, изуродованные тела родителей, похоронила их, как того требуют орочьи традиции, и поклялась на их могилах, что пока она может дышать, ни один демон не будет топтать Мать-Землю…
Она знала, какими воспоминаниями может воспользоваться Бату, и старалась не допустить его к ним. И все же пропустила самое важное, самое мучительное… Опираясь на свой посох, она присела, не в силах больше сопротивляться. Лишь об одном она просила: прекратить этот адский кошмар. Стоило ей сказать это, как картина сожженной деревни тут же исчезла, расплываясь в воздухе.
- Чую в тебе великую силу, - пробормотал Бату. – Великой шаманкой будешь. Чую, Мать-Земля с тобой. Иди по ее путям; они всегда верны. Однажды ты превзойдешь меня… предки помогут тебе. Но не сей день это будет. Сей день…
Гоблин не успел договорить. Его окружил по меньшей мере десяток элементалей Тьмы, вылезших прямо из-под земли. Застав мертвеца врасплох, элементали напали на него, сбив контроль над заклинанием. Окутанный тенями, Бату быстро оказался «вне игры», а все плененные им бойцы пришли в себя. Куджин встала с земли и быстро оглянулась: Готай толкнул своего отца в ритуальный костер у входа в ханский шатер. Кол в груди орка моментально загорелся, как и рукоять топора в его руке и небогатые, простые одежды. Вытащив из тела острую палку, объятый пламенем Курак выскочил из костра и пнул ногой Готая, повалив того на землю. Сжимая в руке сгоравший топор, он поднял его высоко над головой, готовясь нанести удар. Громкий крик Куджин, возможно, пробудил орду лучше, чем само снятие заклинания Бату. Однако, Курак не сумел опустить топор; он получил сокрушительный удар в грудь, силы которого хватило, чтобы послать мертвеца обратно в костер. Раилаг приземлился рядом с ханом, протянув тому руку.
- Ты… спас меня, рыцарь Дракона, - запыхаясь, молвил Готай.
- Выразим свои любезности позже, - ответил Раилаг. – Сейчас не время для сладких речей.
Согласно кивнув, Готай поднял свой ятаган и приготовился к бою.
- Можете успокоиться, - послышался ясный голос Бату. – Чую, рабские цепи спали с нас. Мое тело больше не желает войны с вами… как и тело вашего мертвого хана не желает больше биться с его сыном. Вижу, что побежден был тот, кто вернул нас обратно…
- Кто? – задал вопрос Раилаг. – Скажи мне, кто он? Имя, приметы?
- Имени его не ведаю, но ты знаешь его… Он был тем же, кем ты являешься сейчас. Рыцарем Дракона… Он раб своих амбиций и самолюбия. Помеченный… Мать-Земля давно ждет его, но он не идет…
- Ты можешь говорить яснее? – спросил неудовлетворенный ответом эльф.
- Я и так сказал тебе уже все, что тебе нужно, - ответил Бату.
Раилаг от досады отвернулся от шамана и вдруг застыл. Он с недоумением посмотрел на Курака, глубокая рана которого практически зажила. Вопрошая себя «как такое возможно?», он и не заметил появившихся позади Бату гробов.
- Вновь оковы надели… Слабые, но мучительные. Амбиции дали ему особую силу, власть над падшими. Чую, заклятье древнее… видел его уже однажды.
Раилаг хотел было вновь осыпать шамана вопросами, но тот, раскромсав дьявольской рукой удерживавшего его элементаля, залез в гроб. Курак, расталкивая застывших в изумлении орков и гоблинов, последовал примеру Бату.
- Куджин… он послал нас за тобой. Будь готова; не в последний раз ты встречаешься с прошлым своим… - молвил шаман, пока закрывалась крышка гроба. Раилаг выкрикнул: «Стреляйте в них! Не дайте им уйти», - но не до конца пришедшие в себя орки и кентавры пустили свои стрелы уже в закрывшиеся крышки гробов…


…Тело Куньяка так и не нашли. Раилаг оставил его под охраной двух элементалей, но они не смогли удержать Освободителя. Всю ночь в Курак-Гале только и обсуждали случившееся. Многие вожди призывали к открытой войне с «слугами Пауков», которые посягнули на героев орочьего народа. Шаманки оказывали духовную помощь тем, кто особо пострадал от кошмаров Бату; среди них была и Куджин. Присев на корточки рядом с ней, Готай раздумчиво молчал, не находя слов. Поодаль стоял Раилаг, вернувшийся в нормальное состояние. Увидев хана, он подошел к нему и положил руку на плечо.
- Не беспокойся… она выкарабкается. В конце концов, он чуть не одолела вашего величайшего шамана.
- Орки не знают такого слова, как «чуть». Не имеет значения.
- Готай…
- Завтра я соберу дружину, и мы поскачем в этот твой Мем-какой-то лес.
- Мемнонский.
- Да, туда. А потом мы отправимся в паучьи пустоши. Мстить.
- Плохая идея.
- Почему? – спросил хан.
- Я сомневаюсь, что некроманты причастны к тому, что случилось. Больше похоже на какого-то одиночку и… судя по всему, он был одним из моего ордена.
- Тогда мы все выясним, когда прибудем в этот лес. И знай: орки будут охотиться за этим, - Готай сплюнул, - рыцарем Дракона, кем бы он ни был!
Раилаг многозначительно посмотрел вслед ушедшему хану. В его голове вертелось множество мыслей… но он боялся признать любую из них.
Глава 59.
Апель-Син,
Эриш.


Дворец Лукреции…
- Как быстро мы поменялись местами, да, учитель? Теперь вы сидите в клетке! – руины тронного зала наполнились звонким, девчачьим смехом Принцессы. Ее месть свершилась очень быстро… быстрее, чем месть Сандро.
- Думаю, он будет в восторге, - сказал Астрихаш. – Мы же преподнесем этого нечестивца на блюдечке!
- Лукреция, что будем делать с ним? – Вокиал кивнул головой в сторону Джованни, который даже не думал о том, чтобы сдвинуться с места.
- Возьмем с собой, - сказала она, рыща в складках плаща Сандро. Наконец, она нашла медальон с алым рубином – Сердце Мортис.
- Этот камень правда может создать мост между Асханом и Миром Духов?
- Если верить нашему новому знакомому в маске, то да. Надо только крепко сжать его в руке и…
- Мои поздравления, леди Лукреция! – хлопая в ладоши и гремя свисавшими с рук цепями, в залу вошел худощавый вампир, больше похожий на скелета, чем на кровопийц, благодаря своему необычному костяному доспеху. Тот самый, который после совета лордов Апель-Сина разговаривал с Аро. В руке он держал необычный изящный посох с навершием в форме множества мелких черепов. Необычным его делало то, что нижняя его часть была заточена с обеих сторон и являлась, по сути, лезвием. Очень острым лезвием.
- Не ожидала встретить тебя здесь, Лестат. Нечастый ты гость в моем дворце.
- Твоем? – усмехнулся вампир. – Прости, но этот город больше не принадлежит тебе… насколько мне известно.
- Переворот подавлен, Лестат. Я хозяйка этого некрополя, - огрызнулась Лукреция.
- А вот и нет. Не забывай, городом правит совет лордов, - усмехнулся Лестат. Несмотря на то, что его глаза были завязаны куском несомненно древней ткани, он ни разу не споткнулся, перебираясь сквозь обломки колонн и «свежие» трупы.
- Только половина из них мирно храпит у себя в катакомбах, где им и место!
- Какое неуважение к совету… и к старшим, - в следующую секунду Лестат оказался уже позади Лукреции, направив острие его посоха в спину вампирше. Астрихаш зажег в ладони пламя, готовый вступить в схватку.
- Что все это значит? – спросила Лукреция, крепче сжимая рукоять «похитителя душ».
- Сандро, Сандро, Сандро… до чего же ты опустился. Тебя победила какая-то жалкая, алчная кровососущая женщина, не имеющая ни малейшего представления о том, каким жестоким образом ее используют… Вот даже не знаю, спасать мне тебя или нет. И как всегда, ты невероятно удачлив. Теперь, когда Арантир мертв, лучшего Верховного лорда для Эриша не найти… Что ж, пожалуй, стоит выручить тебя…
- Нас трое, а ты один, - громко объявил Вокиал. – У тебя нет шансов.
- О нет, мой недалекий друг… Нас, на самом деле, четверо.
- Хватит! – закричала Лукреция и растворилась в воздухе. Астрихаш замахнулся, чтобы послать огненный шар. Вокиал бросился вперед со своим двуручником…

- Хех, дети, что с них взять… - улыбнулся Лестат. Вокиал лежал на полу, связанный цепями; над ним с чувством удовлетворения стоял Джованни, который не без отрады поднял над головой меч своего врага. Астрихаш валялся неподалеку; не успел он бросить первую сферу огня, как его скрутила змея Сандро, напавшая сзади. На ногах держалась одна Лукреция, сумевшая благодаря своей ловкости ускользнуть от Лестата.
- Отдай мне этот клинок, - сказал он, - и я отпущу вас с Сердцем Мортис. Даю слово.
- Я не верю твоим обещаниям, Лестат. Не в первый раз нарушаешь, - с этими словами она метнула в него кинжал и телепортировалась за спину.
- Такого никогда не было, бывшая принцесса вампиров, - ответил Лестат. Резко развернувшись, он свободной рукой схватил вампиршу за запястье и сжал так, что магический меч выпал из ее руки. Кинжал же он с легкостью отразил посохом.
- Я не бывшая! – Лукреция отшвырнула «похититель душ» ногой и быстро перенеслась к нему. К ее удивлению, Лестат опередил ее, но ей удалось удалось поднять меч с земли и вновь исчезнуть до того, как тот успел наступить на клинок.
- А ты шустрая…
- На свое тело не жалуюсь.
- И что ты будешь делать? Твои товарищи схвачены, а ты одна не справишься со мной!
- Одна ошибка, Лестат. Они мне не товарищи, - сжав в руке медальон Сандро, Лукреция воспользовалась его силой и сбежала…
- Вот так поворот… она таки стащила «похититель душ», - усмехнулся Джованни.


Мир Духов…
- Отличная работа, Принцесса. Я наблюдал за вами и знаю, что вам удалось не просто убить Сандро, а запечатать его и привести ко мне!
- Да, но… Вокиал и Астрихаш…
- Не беспокойся за них, - ответил призрак. Он махнул рукой, и на каменном полу замерцали магические символы. Через мгновенье они пропали, а на их месте оказались вампир и лич.
- Что ж, вы славно потрудились. Вы отмщены, а я получил в свои руки моего злейшего врага! – призрак старался всеми силами скрыть свое ликование.
- В таком случае, верни нас обратно, - обратился к нему Вокиал.
Призрак в ответ расхохотался…
- Разве я не ознакомил вас с условиями сделки? Наверное, совсем забыл… вы теперь мои рабы, пожалуй, на вечность!
- Что?! – воскликнули все трое.
- Уговор был таков: вы убиваете Сандро, я же спасаю вас от Окончательной. А что сделали вы? Между прочем у тебя, Лукреция, уговор был «немножко» иной…
- Я тебе сейчас покажу Окончательную! – зарычал Вокиал, но тут же упал, словно подкошенный.
- Уговор есть уговор… и, как я люблю говорить, он дороже даже души, - захохотал призрак. – Пока вы не выполните свою часть уговора, я волен делать с вами все, что захочу…
Глава 60.
Мир Духов…
- Что ж, Сандро, вот и ты попался… Теперь будешь знать, каково мне здесь торчать. К тому же, кто там отзывался о моем бессилии?
Словно в насмешку над призраком, меч в его руке растворился в воздухе, засияв магическим светом. Лишь сейчас он понял, как искусно его обманули. Медленно сжимая пальцы в кулак, призрак осыпал некроманта всеми проклятьями, которые только знал. Слуги же его корчились от пронзительной боли в голове, будто ее протыкали тысячами мелких иголок…
- САНДРО!!! – эхо разнеслось по разрушенному храму…


Апель-Син,
Эриш.

Дворец Лукреции…
- Ах, еще и эти двое сбежали, - вздохнул Джованни. – А я так хотел еще раз снести ему голову…
- У тебя еще будет такая возможность, не сомневаюсь, - сказал Лестат. – А пока – держи!
Джованни поймал на лету брошенный ему меч. Каково же было его удивление, когда им оказался «похититель душ»!
- Как ты?..
- Когда схватил ее за запястье, - прервал Лестат. – Из руки выпал настоящий меч, а упала уже подделка. Настоящий я подхватил своими цепями, - вампир потряс ими, - и спрятал за спиной. Я бы не дал ей сбежать, прихватив с собой подлинник.
- Лестат, сколько лет знакомы…
- Можешь не продолжать, - отрезал тот.
- Ладно. Но что нам теперь делать с этим клинком? Разбить?
- Даже не сссмей думать об этом, - услышал мертвец знакомое шипение. Сначала он подумал, что ему показалось, но Лестат указал пальцем на змею некроманта.
- Нерссесса благородно ссоглассилассь посслужить мне мостиком в мир… - змея медленно заползла на Джованни, обвившись хвостом на рукоятке клинка и мирно положив морду на его плечо. – Этот идиот Кеннет любил баловатьсся «похитителем», к тому же, на лезвии много трещщин. В общщем, разговаривать через такой бездарный артефакт не так-то ссложно, исспользуя энергию поглощщщенных душш.
- Как обычно, даже спасибо не скажет…
- Лесстат, сспассибо я тебе сскажу, ессли вытащщишшь меня из этого проклятого куссска железа! А пока – ссозови-ка ссовет этих глухих катакомб, будь добр… Я и не думал, что эти лорды будут такой занозой!
- Неужели великий Сандро чего-то не предусмотрел? Ах да, ты же еще сам себе врага создал…
- Лессстат, не исспытывай мое терпение! – и про себя добавил: «Лукреция, пожалуй, самая большая ошибка в моей жизни, как и сделка с этим скользким магом… Попытался убрать меня при первой возможности, предатель! Хорошо, что я успел воскресить его…»
- Хорошо, хорошо… Только с чем ты выступишь перед ними?
- Это уже не твое дело… Запассиссь терпением и, обещщаю, ты увидишшшь, как вссе эти важные, напыщщенные и вечномолодые придурки забьютсся в уголок потемнее и будут сстрашшитьссся только упоминания первой буквы моего имени!
- Сандро, тебя опять понесло… - заметил Лестат.
- Поторописсь уже… мне не терпитсся увидеть их физиономии, когда они увидят его

- И правда, чем же ты собираешься так напугать лордов Апель-Сина? – спросил Джованни, собирая магическую доску некроманта и камни на ней. Прошло уже полчаса, как ушел Лестат. Костяные слуги и зомби медленно, но верно разгребали завалы; трупы, оставленные после печально нашумевшей трапезы Лукреции скормили вурдалакам.
- Не только Апель-Сина, но и всего Эриша, - ответил Сандро.
- И что же может нагнать страху на лордов Смерти?
- Не «что», а «кто». К тому же, его призывать тебе. Я же запечатан.
Джованни замолчал. Он уже догадался, о ком говорил некромант.
- Обыщщи мои одежды. В них должна быть маленькая кожаная сссумка. Открой ее и досстань черный агат. Досску возьми сс сссобой, а камни на ней выссыпь обратно в ссумку.
- Совет созван, - раздался голос Лестата, внезапно появившегося на обломках колонны. – Все ждут только нас.
- Что ж, поторописсь, Джованни. Предсставление начинается!


Стоунхельм,
Свободные города Востока.


Дворец Менелага…
- Вы звали меня, милорд? – прокашлял Гривус, войдя в тронный зал Кха-Белеха. Властелин в компании десятка слуг-суккуб убивал тоску, наблюдая за танцевавшими на раскаленных углях людишками. Гривус присел на колено.
- Да, мой верный генерал. Грок и мой сын отправились в лес Мемнона, к тайной крепости рыцарей Дракона… я тут подумал: это отличная возможность уничтожить всех наших противников сразу!
- Вы хотите сказать…
- Именно. Собирай войска, Гривус. Я не сомневаюсь в способностях Грока и Сарета, но подстраховаться не помешает. Кроме тебя, мне больше не на кого возложить такую задачу. Я хочу, чтобы ты стер с лика Асхана и эту крепость, и всех, кто окажется в ней!
- Как пожелаете, милорд, - Гривус поспешно покинул залу, учтиво откашлявшись.
- «Мы начнем с этой цитадели, - думал Властелин, - и наконец истребим под корень весь орден Драконов. Наверняка весь цвет их ордена будет на этом собрании… Они сами устроили себе мышеловку. Правители всех стран и ненавистные рыцари Дракона… Это будет шах и мат всему Асхану!»


Апель-Син,
Эриш.

Катакомбы под Апель-Сином…
Как и в прошлый раз, в пещере, в которой заседал совет, невозможно было протиснуться. На этот раз в темноте, мерцали три сотни пар вампирских глаз. Лишь один трон совета пустовал; место Вокиала занял Джованни, у которого на коленях мирно дремала Нерсесса. Члены совета ожесточено спорили о происшедшем. Неудивительно, ведь после выступления Лестата, который сообщил о том, что Кеннет был убит вовсе не Сандро, а самой принцессой Лукрецией, а также то, что и сам некромант мертв, волнительный гул пробежал по всей пещере и до сих пор не прекратился.
- Прошшу тишшины!
Удивительно, но в катакомбах и правда стало тихо. Нерсесса сползла с Джованни и направилась в середину пещеры, к сфере, излучавшей мертвенно-бледное сияние луны. За собой она тащила «похититель душ», который узнали многие присутствовавшие.
- Я знаю, что эта новоссть мало кого из приссутсствующщих обрадует, но я жив, - прошелестел Сандро. И вновь по пещере будто пролетела стая летучих мышей.
- Чем докажешь? – спросил Аро, один из самых влиятельных членов совета.
- Высслушшай до конца, Аро, - ответил Сандро. – Ссреди васс возникло ошшибочное мнение, что я вломилсся в вашш город и убил вашшу принцессссу. Но это не так. Я был посслан в Апель-Ссин Верховным лордом Эришшша, который получил ссведения о том, что Лукреция не иссполняет вссе положенные ритуалы Матери нашшей, Ассхи. И, как вы видите, так и ессть – когда я явилсся в тронный зал Лукреции, она приноссила в жертву Ургашшу невинных людей, предназначенных для трапезы и опытов! Ссвидетеля отпусскать было нельзя, поэтому она восспользоваласссь мечом уважаемого лорда Кеннета и запечатала меня, а затем убила лорда и его вампиров!
- Браво! – Нисар аплодировал Сандро стоя. – Такая душещипательная история… Сандро, ты становишься артистичнее с каждым столетием. Неужели ты думаешь, что кто-нибудь здесь тебе поверит? Учитывая, что Арантир тоже мертв?
- Поверит… - злобно прошипел Сандро. Нисара резко подбросило в воздух; он судорожно схватился за горло, пытаясь выдавить из себя что-то.
- Я мертв? – спросил вампира сухой голос, эхом пронесшийся по пещере. В лунный свет вышел высокий худощавый мужчина в традиционном для некромантов темном плаще; его лицо было скрыто глубоким капюшоном. Левая рука с длинными ногтями была вытянута в сторону Нисара; на плече красовался костяной наплечник. Правой рукой незнакомец снял с себя капюшон. – Я мертв? – повторил он. Но ответить Нисар уже не мог, ибо его уже пожирал яд Намтару. Джованни закрыл глаза; он вспомнил момент своей собственной гибели. Убийца Нисара еще раз повторил свой вопрос, обратившись ко всему совету. И сам же ответил: «Да. Но смерть… она прекрасна. И, в отличие от жизни, непрерывна». Кровавый паук на его лбу вряд ли вызывал сомнения в том, кто предстал перед лордами Апель-Сина, которые, как и говорил Сандро, готовы были забиться в самый темный уголок этот пещеры. Они встали с своих тронов и поклонились первому и единственному Верховному лорду Эриша – Арантиру. А Сандро заполз обратно на Джованни. Его представление удалось, и теперь ему принадлежит весь Эриш…
запись создана: 17.02.2012 в 21:51

URL
Комментарии
2012-02-17 в 23:58 

Djulian-of-Amberus
Это смерть, но она будет прекрасна! (с)
Сандро, походу, и из клинка командует парадом, господа присяжные заседатели...

2012-02-18 в 00:02 

Sandro400
Летописец Асхана
Djulian-of-Amberus, ага. Я это потом объясню. Между прочем, на время контроль спал вообще (это как раз момент, когда Сандро запечатали), потом он смог отдать последний приказ - вернуться в гробы.

URL
2012-02-18 в 23:24 

Djulian-of-Amberus
Это смерть, но она будет прекрасна! (с)
Sandro400,
Док, если не секрет - сколько глав осталось до завершения второй части?

2012-02-18 в 23:58 

Sandro400
Летописец Асхана
Djulian-of-Amberus, две-три. После этого я возьму довольно большой перерыв.

URL
2012-02-19 в 18:17 

Djulian-of-Amberus
Это смерть, но она будет прекрасна! (с)
Sandro400,
А сколько частей планируешь вообще?

2012-02-19 в 19:44 

Sandro400
Летописец Асхана
Djulian-of-Amberus, много. Ну, 50 наверное... Понимаешь, возможно, на то, чтобы добить это произведение, у меня уйдет вся моя жизнь))

URL
2012-02-22 в 22:08 

Djulian-of-Amberus
Это смерть, но она будет прекрасна! (с)
Sandro400,
Ты жесток)))

   

Дневничок старого некроманта

главная