18:02 

Мое произведение

Летописец Асхана
Глава 10.
Курак-Гал,
Ранаар.

Раилаг внимательно осматривался, шагая в сопровождении Куджин и орков-стражников в сторону шатра Готая. Демоноборец по натуре своей был любопытным; ему редко доводилось бывать в землях орков, тем более в городах. Раилага интересовала жизнь орков, их быт и обычаи. Конечно, он много чего о них знал, но лишь с чужих слов, понаслышке. Спрашивать об этом ему не хотелось – не знал, как отреагируют орки, ведь пословица «любопытной ведунье на рынке нос оторвали» воспринималась у орков в буквальном смысле.
За могучими и грозными стенами Курак-Гала скрывалось мирное поселение орков. Раилаг был приятно удивлен тем, что город не разделялся на кварталы для бедных и знати; орки вообще презирали желтый металл, они жили родоплеменным строем. Каждому доставалась какая-то работа – выгон скота, уход за детьми, стража. Вскоре Раилаг обнаружил, что орки, выполняющие одинаковую работу, были одеты похоже. И, как видно, никаких нареканий это не вызывало. Ему даже встретился орк, прогуливающийся с ребенком. Тот прошел мимо стражника, но последний даже глаза не вытаращил, не то что бы начать порицать орка-семьянина. Раилаг представил себе ту же картину, но в империи – там уж стражник тотчас начал бы орать, есть ли у отца ребенка мужское достоинство и почему он, как настоящий мужчина, не служит в армии или не работает в поле. Также не заметил Раилаг преступности никакой. Это вызвало его немалое удивленье, ведь гоблины – знаменитые воришки, но, даже проходя мимо пустых хижин или оружия, они не забрали ничего. Хотя, приятное впечатление тотчас прошло после вида летящей орочьей головы; но в Ранааре убийство в честном поединке не считалось проступком. В случае, если орк убил кормильца семьи, то он обязан выплатить компенсацию и всячески в дальнейшем помогать семье погибшего (вплоть до брака, благо многоженство было разрешено), или же его гордыня, честь и доблесть ставились под сомненье. Но такие конфликты случаются редко, так как орки относятся к соплеменникам с большим уважением. Также было запрещено шаманкам приносить в жертву здоровых гоблинов; это была дань уважения Готая его другу, храброму гоблину Хенги, без которого хан не нашел бы Аларика, и который погиб от руки архиепископа.

Шатер хана…
По традициям, шатер Великого хана располагался в центре города, окруженный деревянным забором с вывешенными шкурами и гобеленами, а у входа находилась стража – два палача. Едва заметив Куджин, они издали приветствующий рык; шаманка в ответ стукнула посохом по земле. Она первой вошла в шатер, Раилагу же палачи преградили дорогу топорами. Драконий рыцарь терпеливо ждал…
- Великий хан Готай, к тебе гость, - промолвила Куджин, войдя в шатер. После непродолжительной паузы она продолжила, - темный эльф, Драконий Рыцарь.
- Драконий Рыцарь? Что ж, пускай войдет, - прорычал Готай.
Куджин подала знак, и Раилага пустили к хану. Демоноборец учтиво поклонился и произнес:
- Да осветит Отец-Небо твой путь и да согреет твои дни.
Готай был изумлен, услышав орочье приветствие из уст темного эльфа. Но он ответил:
- Да наполнит Мать-Земля твой живот и да сделает прохладными твои ночи.
- Привет тебе, хан Готай, вождь Ранаара. Меня зовут Раилаг. Я демоноборец, рыцарь Ордена Дракона.
В задней части шатра стоял каменный «трон», украшенный костями поверженных врагов хана. Недалеко висели доспехи красного цвета – боевой трофей Готая, доспех Аларика. Напольные факелы образовывали тропинку к трону. Весь шатер был украшен многочисленными гобеленами и другими трофеями, символизирующими огромную власть и мощь его хозяина. Слева от трона стоял стол с различными яствами, позади – две шаманки. Изнутри шатер не охранялся.
-Раилаг? Тот самый Раилаг, Вождь Игг-Шайла? Зехир рассказывал о тебе. Помни – враг демонов всегда будет желанным гостем в моей стране. Особенно герой, сражавшийся с Кха-Белехом!
- Я больше не вождь Игг-Шайла, - ответил Раилаг.
- Не важно. Хм… Откуда тебе известны орочьи приветствия? – спросил Готай.
- Я подготовился к этой встрече… К тому же, рыцари моего ордена знают много вещей.
- Давай сразу перейдем к делу. Зачем ты пришел?
- Хан Готай, у меня плохие, очень плохие новости.
Орк нахмурился.
- К величайшему сожалению всех верных народов Асхана, врата Шио, тюрьмы демонов, пали.
Эти слова эхом отдались в ушах Готая и всех присутствующих.
- Как… пали? Пали… Но это невозможно! – взбесился Готай.
- Пророчество сбылось… - тихо промолвила Куджин.
- Верно. Темный Мессия освободил своего отца. Я… Я должен был его остановить, но я все время шел по ложному следу… Кха-Белех продумал все… Это случилось в Свободном городе Стоунхельме…
Готай тяжело погрузился на трон.
- Это… Этого не может быть… Как… Ты не остановил… Это ты виноват! – Готай швырнул в Раилага один из прикрепленных к трону топоров, но Драконий рыцарь ловко увернулся.
- Готай, успокойся. Это не его вина, то, чему суждено сбыться все равно… - Куджин подбежала к хану.
- Зачем ты пришел сюда!? – перебил шаманку Готай.
- Чтобы сообщить это. И чтобы позвать вас на военный совет.
- На какой еще «военный совет»?
- Орден Дракона созывает правителей всех народов Асхана в Мемнонский лес. Там мы обсудим сложившуюся ситуацию… Хан Готай, я призываю вас на войну! Священную войну против демонов… Последнюю войну, в которой решится судьба всего Асхана!
Готай молчал. Он внимательно вслушивался в слова Раилага.
- Нам нужны все имеющиеся силы. У нас еще есть шанс победить! Демоны не смогут одновременно вырваться из Шио, им тоже нужно время, чтобы собрать армию! Взываю к памяти ваших предков - присоединяйтесь! Лишь став единым целым, Асхан сможет отразить вторжение демонов! – Раилаг использовал все свое красноречие, но хан так ничего и не ответил. – Свободным народам Асхана как никогда нужна поддержка орков. Однажды вам уже удалось прогнать тварей Шио обратно в ад…
- Затронул память наших предков… И что эти народы с нами сделали? Как отблагодарили?
- Готай…
- Молчи, Куджин! Я хочу услышать ответ.
- Заковали в цепи. Сделали рабами. Но э-
- Этого достаточно!
- Но старые обиды же были забыты! Ранаар стал союзником Империи и Лиги!
- Ага. Были забыты. А сейчас я их вспомнил! – хан достал тесак из-за спины и набросился на Раилага. Тот быстро достал свое оружие – поединок начался…
- Защищайся! – мощные удары орка тяжело было отразить эльфу. Разница в силе давала знать, но на стороне Раилага – ловкость и ум.
Шаманки быстро обнажили свои ритуальные клинки и начали проводить обрядный танец, призванный лишить врага возможности колдовать. На звон стали вбежали палачи; Куджин пыталась остановить своего повелителя.
- Готай, что ты делаешь? Он же наш союзник!
- Молчать! Стража, не вмешиваться! Он мой! – орк произвел несколько еще более яростных выпадов по противнику, отраженных точной эльфийской рукой.
- *Ургаш подери… пока эти милые леди танцуют, я не могу воспользоваться магией! Нужно что-то придумать, иначе мне не выстоять против его чудовищной силы… Есть! Придумал!* - демоноборец скрестил клинки с Готаем…
- Хочешь пересилить меня, эльф? Я покажу тебе мою силу! – Готай отвел клинки в сторону и с размаху ударил по челюсти Раилага, сбив его с ног. Любого обычного воина такой удар убил бы, но не Драконьего рыцаря…
- Это все, на что ты способен? – хан подошел к лежащему эльфу. – Аааргх! Колени хана содрогнулись, и в следующую секунду он уже рухнул на пол…
Ловкость и голова на плечах все же взяли верх. Подстроив свое падение и «поражение», Раилаг со всей силы подбил колени орка, в свою очередь сбив его с ног пинком в грудь.
- Это… Не может быть магией. Что ты сделал? – недоуменно спросил Готай.
- Воспользовался своими природными талантами. Также как и вы – своими, - клинок демоноборца был направлен на павшего орка. – Я разочарован в вас, хан Готай.
Взмах мечом… Куджин прикрыла лицо руками; палачи оглушительно рычали, не смея приблизиться и нарушить слово вождя…
Клинок вошел в землю в миллиметре от хана. Драконий рыцарь протянул руку лежащему орку. Тот схватился за нее.
- А я в тебе – нет! Как я и думал - боец, сражавшийся с самим Властелином Демонов и победивший его, должен быть дьявольски силен и хитер! – хан стряхивал с себя пыль.
Раилаг смотрел на Готая удивленными глазами; Куджин вздохнула и начала хихикать.
- Орки пойдут за тобой в этот лес! Орки будут воевать! Ты доказал мне, что силен!
- Так значит, это была… проверка? Испытание?
- Да! – орк довольно похлопал эльфа по плечу. – Мне было интересно, на что способен тот, кто встречался с Кха-Белехом лицом к лицу, выжил и победил! И Зехир говорил правду!
- А эти слова об обиде?
- Просто повод для боя. У нас даже косой взгляд может стать им. Ты же «подготовился к встрече», не так ли?
- Так значит… Ранаар с нами?
- Да! – прорычал Готай, - А как иначе? Хочешь сказать, что орки могут отказаться от доброй порции демонских черепушек? Бросить союзников в беде? Уж лучше небо свалится нам на голову! Пошли, у нас много дел! Необходимо созвать войско всех кланов Ранаара и послать весточку нашим южным родственничкам! Кстати, Архимаг много рассказывал о тебе, - шепнул хан, - и о твоем прошлом тоже… Но это не важно, то, что было, пусть сожрет Ургаш и подавится этим!
- Что еще этот балабол успел рассказать?
Куджин довольно кивнула…


Неподалеку от Вирбета,
Игг-Шайл.


Позади фигуры в черном балахоне стоял темный эльф. В его оригинальной экипировке сочетались элементы одежд ловчих и ассасинов – наручные когти, длинная черная накидка, множество кинжалов, пристегнутых к ремням, маленький арбалет на поясе, легкие штаны, сапоги, доспехи из темной стали…
- Шаган, у меня большие планы на этого Сарета, Темного Мессию. Убедись, что Фенриг более не увидит его, - произнесла фигура в капюшоне.
- Так ты решил вступить в игру?
- Да… в очень жестокую игру…
Глава 11.
Сайрис Талла,
Ироллан.


Врата Сайрис Таллы…
У эльфов отличная память. А живут они не одно столетие. И они прекрасно помнят, как армия Воскресшего императора Николая Грифона за считанные дни перешла границу и стремительным марш-броском прошлась огнем и мечом по Ироллану, не щадя ни женщин, ни детей. Эльфы были наивны, полагая, что леса спасут их и дадут преимущества. Нет, пред чумой и дыханием самой Смерти отступили даже девственные леса королевства эльфов. Сайрис Талла оказалась на грани полного уничтожения. Лесному народу та война преподала множество уроков…
Верховный король Лестрель правил сурово, но справедливо. В первую очередь его волновали безопасность эльфийской столицы и суверенитет королевства. Монарх значительно увеличил гарнизон города, ужесточил пограничный контроль, ввел крупные торговые пошлины для иноземных торговцев, ограничил сроки их пребывания в Ироллане, запретил эльфийским войскам вмешиваться во внешние конфликты. И это лишь малая толика его преобразований – реформы Лестреля коснулись почти всех сфер жизни общества эльфов…
Именно поэтому стены столицы патрулирует такое число лучников. Кстати, Лестрель издал особый указ, который жестоко карает любой отгул или отлучение от поста, даже в мирное время. А ведь многим хочется сходить в цветущие рощи дриад…
Это было самое обыкновенное иролланское утро – теплое солнце, синее небо, красивые, пушистые облака…
- Сингаетль, слышал новость? Сегодня вечером дриады собираются в роще Оленоры. Будет большой праздник! – радостно вскрикнул эльф, вбегая на площадку башни.
- Терисль, твой интеллект меня поражает. Или у тебя память плоховата? – насмешливо спросил Сингаетль.
- А в чем дело?
- А, ладно, ничего.
- Нет-нет, объяснись! Ты считаешь меня тупым? – раздраженно ответил Терисль.
- Честно?
- А сам как думаешь?
- Ну, вообще-то… да.
- Что?
После недолгого молчания Сингаетль выпалил:
- Это разве новость?! Дриады устраивают пиры чуть ли не каждый день! И зря радуешься – мы сегодня на посту. Так что туда никак не попадем.
- Э… Ух… Ты прав. Извини, очень глупо с моей стороны. Это все после нашествия нежити – я получил серьезную травму головы… До сих пор болит.
Наступила долгая пауза. Сингаетль чувствовал себя виноватым – он не мог себе даже вообразить, что этот растяпа воевал за честь Ироллана…
- Терисль, извини меня… Я… Я не знал, что ты…
- Ничего страшного. Я не сержусь на тебя. Давай-ка лучше вернемся к нашим обязанностям, пока нас не застал командир.
- Ладно, - Сингаетль всмотрелся в даль. После относительно недолгого молчания он воскликнул, - Эй, Терисль! Посмотри, всадник на единороге! Но он явно не из кавалерийских отрядов…
- Этого не может быть… Сингаетль, сегодня сама Силанна улыбнулась нам! Этого единорога я узнаю среди тысячи! Приказывай открывать ворота! Герой вернулся!

Файдаэна, а это был не кто иной, как именно он, встретили с особыми почестями. Стоило ему въехать в город, как все присутствовавшие почтительно расступились и поклонились. Файдаэн слез с единорога и подошел к командиру гарнизона.
- О Файдаэн, освободитель Ироллана! Чем мы обязаны вашему возвращению? – Командир учтиво поклонился.
- Отнюдь не воле случая. Встаньте с колен, я не тот, кому следует кланяться. Мне необходимо поговорить с Верховным королем.
- Вас сейчас же туда проводят, - поспешно протараторил командир, - Терисль! Отведи-ка единорога генерала Файдаэна в королевские конюшни и накорми его!
Герой в сопровождении двух стражников в золотых доспехах направился в сторону дворца…

Королевский дворец…
Дворец Верховного короля был воистину великолепен. При его строительстве использовали камень, дерево, магию, золото, кристаллы… Да, эльфы не любят излишеств – но что для них излишества? Каждая стена дворца была обвешана лианами и другими растениями, фундамент же здания – гигантский кирсил, посаженный самой Силанной еще в Эпоху Легенд. У входа стояли две статуи единорогов, тотемных животных всего Ироллана, украшенных драгоценными камнями. Эти статуи – таинственные источники кристально чистой целебной воды, которая течет из их рогов. Коридоры дворца был обставлены менее богато, но в каждом присутствовал маленький фонтан. Дверь в тронный зал – работа искуснейших мастеров Винлада. Сам тронный зал был огромен – по сути, это был скорее бальный зал, так как каждый день здесь давали балы вместо обсуждения проблем королевства, да и послов принимали редко. Лестрель очень хотел искоренить эти балы, но не посмел покуситься на древнюю традицию. В зале было четыре фонтана в форме пасти дракона, в углу – ложа для музыкантов. И придворные кружились в изящных эльфийских танцах, король мрачно сидел на своем троне в окружении стражи и советников, когда дверь зала распахнулась и лакеи объявили о приходе Файдаэна…
Глава 12.
Сайрис Талла,
Ироллан.


Королевский дворец…
Стоило Файдаэну перейти порог залы, как стихла музыка, и эльфы перестали танцевать. Герой медленно, чеканя каждый свой шаг, шел вперед, кивая в обе стороны. Все придворные, включая советников, а также стражники учтиво опускали головы и расступались, когда Файдаэн проходил мимо них. Рейнджер смотрел на эту толпу, вспоминая былые времена. Практически ничего не изменилось – все те же вечно молодые лица, стройные фигуры с изящными талиями, почетная стража… Многих из присутствовавших он знал – тут были и именитые воины, и жрецы Силанны, и короли рангами ниже, а также члены влиятельных кланов. И не стоит говорить, как шокированы были все – никто, конечно же, не ожидал визита живой легенды Ироллана.
Лестрель, шестой король Ироллана, встал со своего трона и спускался по ступенькам вниз. Мускулистый, быстрый, сведущий в магии – этими тремя словами можно было описать Короля. Он носил парадное одеяние друидов своего клана, во многом схожее с одеянием Верховных друидов, с одним отличием: вместо оленьих шкур использовались перья и чучельные части тела орланов. Так, Лестрель носил чучельную голову белого орлана и был весь покрыт перьями этих гордых птиц.
Файдаэн остановился точно посередине зала, опустившись на колено.
- О Файдаэн, Носящий три Титула Силанны, встань с колен! Тут нет никого, включая меня, кто достоин подобной чести! – рейнджер встал. - Как рады мы твоему визиту! Что побудило тебя вернуться из твоего затворничества? – спросил Верховный Король.
- Не по своей воле вернулся я; принес самые прискорбные известия…
- Какие же?
- Думаю, лучше вам увидеть все самим, - Файдаэн передал через стражника то самое письмо, которое сам недавно получил.
Лестрель внимательно прочитал его. И несколько раз перечитывал. Он не верил тому, что видел. Не хотел верить. Но отлично понимал, что все это правда – печать Ордена Дракона не спутаешь ни с какой другой. Верховный король обратно сел на трон, тяжело вздохнув и поникнув голову, так, что, казалось, на Файдаэна смотрел грозный орлан. Во всей зале воцарилась тишина.
- Что требуется от меня? – спросил Лестрель.
- Выступить на стороне объединенных сил Асхана! Призвать народ на войну! – воскликнул Файдаэн. Тут и там слышался тихий шепот. - Теперь, когда клетка демонов разрушена, нам всем необходимо сплотиться!
- Нет, Файдаэн. При всем уважении, ты просишь невозможное. Мы не вмешались во время тирании Красной Королевы, не вмешаемся и сейчас. Любая война для Ироллана теперь станет последней! Мы еще не успели оправиться от бесчинств Маркела и его марионеток!
- Лестрель, вы даже понятия не имеете, каким королевством правите…
- Что?
-Вы правите королевством, которое не проиграло еще ни одной войны. Так не опорочим память наших предков и защитим то, за что они боролись и за что отдавали свои жизни! Это – наш шанс искупить свою вину перед другими королевствами за то бездействие и малодушие, проявленное нами двадцать лет назад!
- Хочешь сказать, что я поступил неправильно, не вмешавшись в ненужную для нас войну? Поступил неправильно, потому что предпочел сохранить все то, что было восстановлено?!
- К Ургашу наши прошлые ошибки! Поймите, теперь не обойтись нейтралитетом!
- Гармония, Файдаэн. Гармония превыше всего. Я не пошлю своих людей на обед демонам! Ироллану не пережить еще одну войну.
- Не учите меня Гармонии, Лестрель. Я знаю про нее не меньше, чем вы. Также я прекрасно вижу, как далеки ваши взгляды от взглядов Короля Аларона.
- Нельзя говорить плохо о мертвых, но да, мои взгляды далеки от его взглядов. Я не отпускаю своих врагов после победы. Не отпускаю тех, кто причинил вред моей Родине. И не рассматриваю врагов как нечто необходимое!
- И после этого вы еще говорите о Гармонии?
Лестрель прикусил губу. Он понял, что попал в ловушку.
- Гармонии есть только в пределах Ироллана. Только мы, настоящие эльфы, познали ее. Алчность, эгоизм, зависть, корысть, похоть, предательство, безверие, чревоугодие, уныние - список еще можно продолжать. И только в Ироллане этого нет!
- Зато есть гордыня, которая поглотила вас, - безмятежно отрезал Файдаэн.
Весь зал с любопытством следил за диспутом двух самых влиятельных персон в лесном королевстве. Кое-кто осмеливался разговаривать не шепотом, хоть и на пониженных тонах.
- Верховный Король, позволите ли вы прочитать мне это письмо? – обратился к Лестрелю эльф в зеленом плаще – Тирел, ближайший советник и жрец Силанны.
- Конечно. Прошу, - Лестрель отдал письмо.
Друид долго водил пальцем по письму, видимо, читая. Внимание его привлекла печать дракона. После минуты размышлений он провозгласил:
- Печать – подделка!
Гул прокатился по залу.
- Что?! – воскликнули одновременно Верховный Король и Файдаэн.
- Более того, среди нас присутствует исчадие Шио!
Зал замер. Все с трепетом ждали речи Тирела.
- И это исчадие – он! – Друид направил свой длинный указательный палец на рейнджера. – И теперь я изобличу тебя!
Мощным магическим толчком Тирел отправил Файдаэна прямо в противоположную стену. Все посмотрели на него… и увидели большого, рогатого, пылающего демона!
- Вот он! Демон Ада! – ликовал друид.
Королевская стража мгновенно окружила Файдаэна, выставив вперед алебарды.
- *Тут что-то не так… Я должен все перепроверить моими глазами!*
- Ах ты, негармоничное чудовище! – воскликнул король. – Всем отойти! Сейчас эта мразь познает на себе гнев Силанны!
Стража, зная, что сейчас будет, мгновенно сняла окружение. Файдаэн не понимал, что происходит; голова страшно болела…
- Вкуси это! – с ладони Лестреля сорвалась волшебная стрела…
- Стойте!
В мгновение ока перед Файдаэном возник один из придворных эльфов. Он буквально проткнул волшебную стрелу двумя пальцами, разделив ее на две меньшие, отрикошетившиеся от стены…
Глаза эльфа не имели зрачков. Они были чисто белыми. А жилы вокруг глазниц были сильно пухшими.
- Энсаль, и ты тоже?! – воскликнул Лестрель.
- Верховный Король, вам не стоит так доверять Тирелу…
Глава 13.
Апель-Син,
Эриш.

Удивленный некромант – очень редкое явление, потому что слуг Асхи практически ничем не удивить – живые мертвецы, гигантские пауки, высокие башни-иголки, демонические разломы – это все для них обыденные вещи. Так что же может удивить некроманта? Возможно, появление создания, которому не суждено было воскреснуть?
Если один удивленный некромант – редкое явление, то сотня удивленных некромантов – явление, доселе в Асхане не встречавшееся. А в этот день, 18 день Месяца Плачущей Луны, такое произошло. И некроманты просто рты разинули, увидев повелителя вампиров Джованни, который был побежден самим Верховным лордом Эриша. Уж Арантир знал, как упокоить существо навсегда! Но… Джованни, как ни в чем не бывало, пробирался по узким улицам столицы вампиров в сторону дворца Лукреции – вампирской принцессы. Пред ним расступались все; без особых усилий он добрался до дворца. Стражники даже не подумали его остановить, в частности, благодаря тому, кто ждал своего часа в тени Джованни…

Дворец Лукреции…
Тронный зал дворца был больше похож на зал для пиршеств. Только не людских, а вампирских. Сюда привозили сотни живых, дабы утолить голод кровопийц. Как раз пришла новая партия жертв, построенная в шеренгу. По правилам, Принцесса выбирала первой – далее ее фаворит, Вокиал, и так далее по иерархической лестнице. Выбрав себе рослого блондина, Лукреция поволокла его на трон и начала медленно облизывать. Человек понимал, что обречен, и смирился со своей участью. В какой-то момент она показалась ему привлекательной, но лишь на мгновение… Наконец, найдя желанное место на шее, где кровь текла в изобилии, она укусила мужчину. Тот взвыл от ужасной, пульсирующей боли. Лукреция не оставила и капли крови в бездыханном теле. Следом в свою жертву впился Вокиал, и вскоре тронный зал Апель-Сина наполнился агонией, страданиями и криками тех, кто нашел здесь свою смерть, черный мрамор жадно впитывал реки крови…
И в момент этого жуткого пиршества двери тронного зала со скрипом открылись…
- Кто это? Я же приказала страже никого не впускать во время обеда! – закричала Лукреция. Но тут же обомлела, впрочем, как и остальные, увидев, кто вошел. Теперь удивленных некромантов было больше, чем сотня…
- Тронный зал Апель-Сина… Он совсем не изменился с момента моей окончательной смерти…
- Дж-джованни? – спросила Лукреция, - но… как? Тебя же… убил лорд Арантир?
- Ты не рада встретить своего брата, Лукреция? – насмешливо ответил он.
- Перестань, Джованни… Ты забыл, что мы мертвецы?
- Я не забыл… Я и сейчас мертвец… Кстати, к тебе гости. Если бы не он, то меня сейчас здесь не было, - мрачно произнес воскрешенный. Тем временем тень его начала увеличиваться, и внезапно из нее вылезла бледная рука, а затем… зловещий некромант в черном балахоне, с большой белой змеей, высовывавшейся из-под полы, стоял рядом с Джованни…
- Этого… не может… быть… - Лукрецию будто приковало к земле.
- Ещще как может, дорогушша. Это я…
- Это белая, чешуйчатая кожа, и жуткие змеиные глаза с фиолетовой обводкой, похожей на змеиные клыки … Вы… Мастер… Сандро… живы?
- Живее всссех живых, предательница.
- Я… Я… меня заставили…
- Пересстань оправдыватьсся, сссо мной этот трюк не пройдет. Алчная до влассти, ты предала сссвоего учителя ради чего… Ради этого города? Ессли бы не твое предательсство, то маги никогда не захватили бы Мифоград, а Ссайруссс почивал бы сссебе в холодной могиле. Но я уже отомссстил ему, теперь твоя очередь…
В руке Сандро вспыхнул сгусток зеленого пламени – пламени мертвых…
Глава 14.
Апель-Син,
Эриш.


Дворец Лукреции…
Минутами ранее тронная зала города была местом, куда стремился попасть каждый «рядовой» вампир Эриша – кровавые церемонии Лукреции были известны всей стране мертвецов, и пребывание хоть на одной считалось великой милостью со стороны принцессы. Но чуть позже же все стало наоборот – вампиры мечтали выбраться из залы, ставшей их смертельной ловушкой. Сандро запечатал выход и устроил настоящую вакханалию. Достаточно было искры его пламени, чтобы мертвец пылал как хворост. Вокиал, древний вампир, облаченный в доспехи времен второго Кровавого Затмения, предпочел достойно отступить с поля боя и спрятался за колонной. Лукреция металась по зале, укрываясь от атак ее бывшего учителя, благо скорость и боевые навыки ее не уступали уму и красоте.
- Ааргх!! Идиоты! Уклоняйтесь от пламени, задавите его! Вас же много, а он один! – она явно паниковала.
- Ну что же ты кричишшшь, милая? Не надо оповещщщать весссь замок, к чему нам лишшние глаза и ушши? – Сандро пустил еще один огненный шар, - Хотя… Ори, сссколько душшше угодно. Всссе равно никто не усссслышшшит… Джованни, займисссь Вокиалом… Мне он нужен еще не испустившим дух. Лукрецию беру на сссебя, - с этими словами он достал из рукава кинжал, исписанный древними символами.
- Будьте вы прокляты, учитель! Вокиал, защити меня!
Но, к сожалению для Лукреции, Вокиал решил не выходить из своего «укрытия».
- Трус!! Ар-р-р… Меня окружают одни тупицы!
Змея некроманта подползла к самому уху своего хозяина и что-то прошипела.
- Лукреция, а ты ошшшибаешшься, умники ссреди твоих сссслуг тоже имеютссся. Догадалисссь, что что-то не так, потому что не сслышшшат никаких звуков. Что ж, - Сандро мгновенно очутился на противоположном конце залы, - так будет даже интересней!
Некромант сломал печать, и в помещение хлынула толпа костяных воинов и упырей. Но… они не знали, что плотная стена пламени уже заждалась их…

Тем временем Джованни все же отыскал Вокиала среди этого хаоса. Тот напал первым, попытавшись воспользоваться элементом неожиданности, но Джованни парировал удар двуручного меча.
- Джованни, старый друг, давай решим дело мирно… Отпустишь меня, а? Я про Лукрецию много чего рассказать могу…
- Не дождешься. В моем списке врагов ты занимаешь почетное место номер один после ныне покойного Арантира. Я с большим удовольствием выколол бы тебе глаза, зашил рот, связал руки и ноги, отрезал нос и уши и бросил бы в подземелья, чтоб ты сдох от нехватки человеческой крови… Но Сандро ты почему-то нужен живым…
- Арантир… Мертв? Ты блефуешь, Верховный лорд непобедим! Кстати, а куда подевался красивый изумрудно-черный оттенок твоих глазок, а? – издевательски спросил Вокиал.
- Идиот, его грохнул Мессия демонов. Довожу до твоего сведения, что недавно он сломал оковы Шио, и теперь Асхан ждет нашествие демонов, - невозмутимо ответил Джованни. – А про глазки… Знаешь, я уже не вампир.
-Что??? Джованни, последние мозги потерял?
Но вместо ответа Вокиал дождался лишь удара меча…

- Лукреция, мне уже ссскучно. Сссколько можно уворачиватьссся? Не пора ли переходить в нассступление? Ладно, облегчим тебе жизнь… - Сандро опустил стену пламени. Лукреция мигом устремилась ко входу в залу, около которого уже выстроились в шеренгу костяные арбалетчики.
- Госпожа Лукреция, вы в порядке? Кто посмел ворваться к вам? – спросил Астрихаш – архилич, один из ее приближенных.
- Упокойте это чудовище! Используйте все, что хотите, только превратите его в пыль!
Бездушные слуги зарядили арбалеты взрывными стрелами, а Астрихаш готовил огненный шар…
- Ой, какие мы сссерьезные. Ты что, правда надеешшься меня убить?
Но вместо ответа в него полетели стрелы и гигантский огненный шар, а позади некроманта возникла темно-фиолетовая печать…
- Огонь! – приказала Лукреция.
Раздался оглушительный грохот… колонны разрушились, куски мрамора разлетелись по зале, снеся нескольких бойцов Лукреции. Вампиров-дуэлянтов отбросило взрывной волной к стене… Над целью стрелков нависло облако пыли…
- Попали? – тихо спросила Лукреция.
Внезапно из пыльного облака выползла громадная белая змея, которой некромант защитился от взрывов. Она устремилась прямо к вампирше, разинув пасть, но Лукреции удалось увернуться, пожертвовав рукой. Затем рептилия обвилась вокруг отряда арбалетчиков и без усилий раздавила их. Но теперь в бой пошли вурдалаки и вампиры-рыцари…
- Лукреция, сссколько помощщщников у тебя… - насмешливо отозвался Сандро, целый и невредимый, - Давай-ка и я позову, что ли, - в его руках засветилась ярко-зеленая сфера, - Жертвы алчности вампирской! Восстаньте, отомстите!!
При этих словах сфера в руках Сандро взорвалась, выпустив мощную магию мертвых. Повинуясь зову некроманта, жертвы вампирского пиршества восстали и направились к отряду Лукреции, сражающимся со змеей…
- Не может быть… Сандро? Разве его не убил Сайрус? Нет, сомнений быть не может. Это его змея… – вслух размышлял Астрихаш.
- И без тебя знаю, болван! – вскричала Лукреция. Она подбежала к ближней стене залы и нажала на плиту, открывшую потайной ход…
- Ариведерчи, тупицы! – с этими словами она скрылась во мраке туннеля, ведущего в катакомбы Апель-Сина.
- Не уйдешшшь, - прошипел Сандро и устремился за ней, отрезав погоню стеной зеленого пламени…
Глава 15.
Апель-Син,
Эриш.


Катакомбы под Апель-Сином…
- Глубоко под Апель-Сином… Да, маги выбрали хорошее место. Сколько людей вообще знают о существовании этого места? Единицы… – загадочная фигура в черном балахоне стояла посреди гигантской пещеры, испещренной сетью подземных ходов и покрытой многослойной паутиной, - Кто бы мог подумать, что ты… жив. Да-с, твое освобождение мне не выгодно. Ты знаешь… слишком много, - перед незнакомцем стояла гигантская статуя паука, вырезанная в толще камня. На брюхе арахнида ядовитым, мертвецким светом светилась цифра «8», один из символов некромантов. Казалось, будто паук сползает с потолка пещеры – две пары ног касались стен, остальные – пола, а из пасти виднелось бледное мерцание, напоминающее сияние портала.
- Тебе… лучше остаться здесь навсегда.
При этих словах в пещере поднялся жуткий, завывающий ветер, а загадочная статуя стала светиться еще ярче.
- Пустые надежды… Никто не спуститься в эти катакомбы, а все те, кто знал о твоем заточении, мертвы. Почти все… - незнакомец прислушался, - Что это?
Эти звуки доносились из каждого туннеля. Звуки быстро передвигающихся многочисленных созданий…
- Пауки?! Хех, даже сидя в клетке, ты все еще обладаешь такой мощью… Кажется, мне пора уходи…
- Хссссссссс!!!!! Кто здесь? Кто нарушает покой Смерти??? Хссссс!!!!!
- Уходить.
Из таинственно мерцающей пасти паука доносились какие то невнятные, обрывочные слова:
- Ак… Ро… то… … Неее… Дешь!!!!!!
Земля под ногами незнакомца мгновенно превратилась в зыбучий песок…
- Есь… И… Аде… Ния!!!!! Ахахахаааааа!!!!!!!!!
- Чего смеешься? Это меня не удержит!
В следующую секунду пещера буквально кишела пауками, лезшими из каждой норы. Также вместе с пауками появились и три Ткачихи Судеб.
- Хсссссссс!!!! Где нарушитель?
- Ы… пус…ли… О… – доносилось из статуи…
Глава 16.
Апель-Син,
Эриш.


Дворец Лукреции…
- Валите ее числом! Атакуйте в брюхо, это уязвимое место! Асха, до чего же упыри тупые!
Даже когти вурдалаков не могли проткнуть чешую змеи, призванной Сандро. Залезавшие на нее и пытавшиеся повалить на пол, они вскоре встречались со стенкой, куда их безжалостно пришибала гигантская рептилия. Арбалетчиков уже давно не было: все они были превращены в груду костей.
- Все приходится делать самому! Безмозглые трупы! – Астрихаш прочитал заклятие из своей книги. Руки его стали светится ядовито-зеленым цветом. После этого он повернулся к стене зеленого пламени и, черпая оттуда огонь, сформировал огненный шар.
- Сдохни! – заорал архилич. Мощный сгусток пламени попал прямо в пасть чудовища. То начало извиваться в агонии, круша стены и колонны, и затем рухнуло на пол, сгорая.
- Найдите этого чудом воскресшего молокососа Джованни! Он не мог уйти далеко! Ты, - он обратился к рыцарю-вампиру, - срочно зови дворцовую стражу! Еще лучше – отряды гарнизона! Ох, плохое у меня предчувствие… - архилич обернулся в сторону трона своей повелительницы. – А, а вот и оправдалось мое предчувствие. Как этот неумеха вообще попал к Лукреции?
Джованни, стоя сзади Вокиала, держал клинок прямо у его шеи. Фаворит Принцессы смирился с ролью заложника; все лицо выражало лишь одно желание – поскорее оказаться по ту сторону тронного зала.
- Еще один шаг, и от этого ничтожества, недостойного называться вампиром, не останется ничего! Отрежу голову и подожгу тело – Астрихаш, кто как не ты, должен знать, как я искусен в этом, - медленно, четко проговаривая каждое слово, произнес Джованни.
- *Плохой день, плохой день* – подумал про себя архилич…

Лукреция бежала, что есть сил, по подземному туннелю. Бежала без оглядки, боясь увидеть это лицо. Как давно она не видела это красивое, но в то же время ужасно холодное лицо… Не видела со времен осады Мифограда, когда и «погиб» ее учитель… Высокопоставленная особа в герцогстве Быка, она с детства увлекалась страшными историями о живых мертвецах, мертвых землях где-то далеко-далеко… с возрастом, эта тяга становилась все сильнее и сильнее. Однажды, она спросила у своего учителя истории, а существует ли страна мертвых. И тот ответил – да… С этого дня ее мечтой стала поездка в Эриш, страну некромантов. Она записалась в ряды святой инквизиции ради этой мечты. Высокое происхождение помогло ей в карьере Бича Церкви. Вскоре рьяной служительнице Эльрата, на деле доказавшей свою преданность, истребляя демонопоклонников, оказали великую честь: ей доверили командование карательным походом в страну мертвецов… Сбылась ее мечта! И вот, щеголяя пестрыми доспехами инквизитора Церкви, она отправилась в Эриш, продолжая умело играть роль ревнивой служительницы Эльрата. Задачей было уничтожить секту некромантов, расположившуюся недалеко от границы и вербовавшей новичков в землях ее родного герцогства. Но… Инквизиция недооценила мощь и осведомленность новой секты. Небольшой отряд имперцев был вырезан в первую же ночевку на территории Эриша. Ее, как лидера, пощадили и в кандалах отправили к Верховному некроманту… Так она познакомилась с Сандро. Ей удалось убедить его в том, что она только и мечтала увидеть страну мертвых и, поняв мощь мертвецов, сама бы с радостью стала некроманткой. Сандро был впечатлен искренностью и пылкостью молодой девушки и исполнил ее просьбу, превратив в вампира…
… Шли года, секта Сандро все росла и росла. Вскоре некромант контролировал почти половину Эриша, имел обширную сеть шпионов в Империи и Серебряных Городах. Он основал новый город, свою столицу – Мифоград. Но с ростом секты враги Сандро становились все серьезнее, особенно Архимаг Лиги, Сайрус. Он и возглавил объединенное войско магов и имперцев, которое должно было сровнять Мифоград с землей и раз и навсегда покончить с Сандро.
Она же… Она, заслужив доверие некроманта, стала третьим лицом в секте. Второе же занимал первый ученик Сандро – Маркел, все отказывавшийся от поцелуя Богини-Паука. Она была его второй ученицей, именно ей доверили гарнизоны на границе, за ней шло войско мертвых. И она отчаянно сражалась с войсками живых. Талантливая куртизанка при жизни, после смерти она стала еще и прекрасным стратегом. Но… Сайрус был гораздо умнее, мудрее и опытнее ее. После нескольких неудач он легко раскусил тактику некромантки и разбил ее армию, саму же взял в плен. Ее держали в магических оковах неделю, не давая ни капли человеческой крови. Сайрус жаждал наконец-то узнать точное местонахождение Мифограда. Город не зря получил такое название – само его существование было подобно мифу, он не был отмечен ни на одной карте, даже пойманные бродячие путешественники, исходившие эти края вдоль и поперек, ничего не могли сказать. Она сопротивлялась неделю… Но яд, текущий в ее венах, уже сжигал тело изнутри, а Сайрус… Сайрус пообещал свободу. И она рассказала ему все, все, что знала о Мифограде, даже больше, чем Первый в Круге желал знать. Но Архимаг не дал ей свободу… точнее, приказал инквизиторам на следующее утро публично освободить ее грешную, грязную душу от мертвого тела. Он попросту ее обманул…
Но она не сдавалась. Даже в оковах, вампир страшен. Не зря же говорят – не гляди вампирам в глаза… Хоть и далеко не все вампиры обладают этой способностью, она обладала. Пользуясь своим вампирским даром и красотой, ей все же удалось подчинить своей воле одного из стражников-магов. Не ожидавшие такого предательства, остальные были застигнуты врасплох и побеждены лишившимся своей воли колдуном – она знала, кого очаровывать. Убийство стражников – последнее, что сделал он в своей жизни. Даже крикнуть не успел…
И вот она на свободе. Для голодного вампира, только что напившегося желанной человеческой крови, нет преград. Буквально размазав по стенке стражу снаружи, скрытной девушке удалось сбежать из лагеря. Сайрусу было на это наплевать, он не стал преследовать ее – его заботили Мифоград и Сандро…
Она… она предала. Предательница… таково ее клеймо до конца ее дней. Предательница…

- Эй, предательница! Далеко сссобраласссь?
Он уже здесь… Неужели ее скорости было недостаточно?
Глава 17.
Стоунхельм,
Свободные Города Востока.


Стоунхельм… Город, в котором свершилось Пророчество… Некогда один из самых грозных Городов Востока ныне превратился в устрашающую твердыню демонов, ставку Кха-Белеха в Асхане. Стоило Сарету снять оковы Шио, как демоны наводнили сначала некрополь, оскверняя могилы воинов древности и обычных жителей, а затем устремились к самому городу…
Денно и нощно продолжалась вакханалия, устроенная исчадиями ада. Не щадили ни женщин, ни детей, убивали самыми зверскими способами, конечно же, предварительно «забавляясь» с несчастными, пытая. Тем, кто попрятался в своих жилищах, суждено было встретить смерть от пламени Шио. Самыми изощренными в умерщвлениях людей, конечно, были Мучители. Найдя новую жертву, они сначала подвешивали ее к балке вверх тормашками, затем медленно вспарывали животы, вытаскивали кишки, дергали их, затем засовывали обратно, так несколько раз. Затем вскрывали грудную клетку, сжигали легкие. К этому моменту обычно человек был мертв, но Мучители не останавливались и кромсали уже бездыханное тело… Суккубы же сначала развращали своих жертв, представляясь смертным в облике прекрасных девиц, а затем быстро убивали, вырывая сердца, а после пожирали их… Обычные же демоны просто убивали, развлекаясь…
Так продолжалось, пока в городе не осталось ни одного человека. Хотя… один все же остался в живых…
Стоунхельм сильно изменился за это время. Ни намека на веру в Бога-Дракона Воздуха, наоборот, все в нем говорило о Боге-Драконе Хаоса. Никаких драконьих барельефов, только статуи Ургаша. Ни одного храма Силата, лишь жертвенные ямы демонов. Вместо флагов Свободы – знамена порабощения. Стены из светлого камня ныне стены из лавы и раскаленного обсидиана. Вместо уютных домиков – пепелища… Единственное здание в городе, которое более-менее сохранило свой облик – поместье Менелага, покойного правителя города. Там и поселился Властелин Демонов, предварительно обустроив его на свой лад…

Дворец Менелага…
По запустелым коридорам поместья в сопровождении двух демонов-стражников шагал адский рыцарь, одетый в алые доспехи изумительной работы. Он направлялся в сторону тронного зала, где Кха-Белех проводил военный совет. Дорогу воин знал хорошо, ведь он уже бывал здесь…
Двери, ведущие в зал, сторожили два архидьявола. При виде рыцаря они расступились и почтительно поклонились ему. И вот, воин открыл двери…

- Сарет, сын мой, приветствую тебя! – Кха-Белех поднялся со своего обсидианового трона, украшенного рогами кошмаров и инкрустированного драгоценными камнями из самых глубоких озер Ур-Тота.
- Здравствуй, отец.
- Ты пришел рановато, еще не все военачальники и лорды собрались…
- Меня это не волнует. Я буду приходить тогда, когда захочу, - мрачно ответил Сарет.
За то время, кое он провел среди демонов, Мессия хорошо изучил правила тона среди исчадий ада. А ведь их так мало – «правит сильнейший» и «делай то, что хочешь, просто потому что ты можешь то сделать». От того милого, обаятельного юноши, жаждавшего узнать правду о своих родителях, не осталось и следа. По крайней мере, внешне…
Сарет присел по правую руку от отца, на трон поменьше. Как у сына самого Кха-Белеха, у Мессии было много привилегий, в частности, только Сарету дозволялось не отвешивать поклоны Властелину, где бы он его не встречал, а вот самому адскому рыцарю обязаны были поклоняться при встрече все, исключая отца.
Обычно тронный зал Стоунхельма после захвата города демонами выглядел совсем по-другому: многочисленные столы с яствами, обольстительные суккубы-наложницы, бесы-шуты, великолепная музыка. Да-да, музыка. Хоть многие и представляют себе Кха-Белеха как жестокого, беспощадного деспота, но это не мешает ему быть творческой личностью. Мелодичные звуки, издаваемые смертными Асхана при сжигании или сдирании кожи заживо, благотворно воздействовали на него. Властелин любил читать на досуге (но никто не знает, что – ключи от личной библиотеки Кха-Белех всегда носил с собой), хотя, конечно, больше предпочитал охоту, преимущественно на двуногую дичь. Обожал скульптуры, больше всего свои же бюсты и статуи в полный рост. Устраивал еженедельные театральные представления (конечно же, главные роли отдавали детям Асхи), танцы на раскаленных углях, гонки на кошмарах, травлю с цербарами. Безусловно, он величайший меценат Шио. Стоит отметить, что Кха-Белех с удовольствием слушал песни и смотрел спектакли асханских деятелей культуры, предварительно внося в них свои коррективы. Главное, чтобы в них не упоминались мерзкие Стихийные Драконы и противная Асха. Рабы, которые своими творческими талантами приятно удивляли Властелина, имели шанс стать придворными актерами, музыкантами, скульпторами, писателями…
Теперь же в зале был расположен лишь один стол с громадной картой Асхана. Трое из десяти участников совета уже собрались, среди был и знаменитый архидемон Зол-Моран. Постепенно приходили и остальные…
- Отец, а где учитель Фенриг? Его не будет на этом собрании?
- Сарет, у Фенрига много дел. Он приедет в Стоунхельм, как только сможет, - соврал Властелин. Ведь кто знает, в какое бешенство впадет его сын, если узнает, что Фенрига нет в живых. Кха-Белеха очень беспокоила смерть демонопоклонника. Выглядела она, как самоубийство, но Властелин был уверен, что его убили, использовав техники иллюзий… Впрочем, свои догадки он держал при себе.
Тем временем уже пришли почти все участники совета. Среди них – Делеб, Грок и Нимус…
Внимание Мессии привлек старик-калека без правой руки, сидевший в дальнем углу стола совета. Правый глаз и почти вся верхняя часть головы кроме волос были обмотаны бинтами, на подбородке – шрам, по форме напоминающий крест. Одет он был в странные черные одежды, которые в области отсутствующей руки напоминали нечто, похожее на острый шип. Но Сарета старик удивил не поэтому. Несмотря на то, что этот человек был преклонного возраста, волосы его не были седыми…
- Отец, а кто этот старик, весь в бинтах который? – шепотом спросил Сарет.
- А, этот… Сын мой, это лидер всех демонопоклонников Асхана, до мозга костей преданный Ургашу. Он – один из немногих, кто когда-то посмел перечить мне… - Кха-Белех нехотя вспомнил своего бывшего посланца в землях Асхана, Аграила.
- … и потому он теперь калека? Что ж, сам виноват.
- Нет. Это не моих рук дело. Никто не знает, что с ним произошло.
- Он не отвечает даже тебе?
- Сарет, я его просто не спрашивал. Но одно я знаю точно – пытками его не возьмешь…
- Владыка, уже время! Разрешите ли вы провозгласить о начале военного совета? – прорычал Зол-Моран, кланяясь.
- Погоди, Зол-Моран, - прозвучал властный глас Властелина. – Еще не все собрались.
Минуты спустя, присутствующие услышали странное металлическое лязганье, все приближавшееся и приближавшееся…
Внезапно, двери тронного зала с треском раскрылись, слетев с петель, а перед Кха-Белехом молниеносным прыжком возникла высокая кланявшаяся фигура, окутанная в серый плащ. Каменный пол под ее мощными когтями треснул.
- *Как обычно, не может нормально открыть дверь… Они-то не дешевые!*– негодовал Властелин.
- Владыка, простите за… кха-кха-ха… опоздание, - произнес последний участник Совета, поднимая голову, закованную в череповидную вытянутую железную маску, в которой блестели устрашающие желтые рептильи глаза…
-Присаживайтесь, генерал Гривус. Мы рады вашему появлению.
- Спасибо, Владыка, - худощавая фигура приподнялась и, покашливая, направилась к своему месту за столом.
Сарет слышал о генерале Гривусе, но никогда не видел его. У Мессии военачальник демонов вызвал лишь отвращение – облик его был поистине ужасен. В нем было мало живого, практически все тело служило генералу и телом, и броней. Суккубы-сплетницы разносили самые противоречивые слухи о его происхождении, некоторые называли его вторым Нибросом, т.к. он был очень удачлив и был превосходным полководцем. Но мало кто знал всю правду о Гривусе; мало кто знал о том, как он стал «живым големом», как его прозвали маги Лиги…
- Что ж, объявляю военный совет открытым! – громогласно объявил Кха-Белех.
Глава 18.
Окрестности Зала Героев,
Священная Империя Единорога.


Со скалистой опушки леса, на которой были заметны две подозрительные фигуры, можно было хорошо осмотреть окрестности. Равнина, простирающаяся до горизонта… Хотя, нет – не сплошная равнина…
Вдали горделиво возвышалось одно из самых величественных зданий, когда-либо построенных людьми – Королевский мавзолей, усыпальница монархов Империи, находящаяся в самом ее сердце, один из немногих памятников архитектуры времен Брайана Сокола. Над ним работали лучшие каменщики и зодчие, которым потребовалось три года для завершения строительства. Роскошные статуи ангелов и серафимов, которые требовали огромного количества белого мрамора и рабочих, многочисленные витражи, сделанные из прочнейшего стекла, выплавленного в гномьих горнилах, кресты из чистейшего золота, увенчивающие башни… Внутреннее убранство мавзолея ничем не уступало внешнему, каждый король был похоронен со своими оружием и доспехами, гробы также были сделаны из белого мрамора и инкрустированы множеством драгоценных камней. По бокам каждого из них стояли статуи серафимов, крышки были исписаны текстом молитв…
Быть стражником Королевского мавзолея - значит быть элитой среди элиты. Лишь лучшие из лучших преторианцев допускались к службе в гарнизоне этой, по сути, маленькой крепости. Также обязательно было присутствие жрецов Эльрата и нескольких отрядов арбалетчиков. Быть командиром гарнизона - великая честь, но в то же время бремя великой ответственности. Бывший лорд-протектор усыпальницы предпочел умереть в бою, нежели пустить в мавзолей демоническую скверну…

- Кисаме, ты уверен, что справишься в одиночку? Наша помощь не помешала бы, мавзолей хорошо защищен, - растениевидное создание обратилось к стоявшему неподалеку высокому мужчине в темном плаще.
- Хех, я же сказал, что это будет проще простого, к чему мне твоя помощь? – Кисаме ухватился за рукоятку гигантского меча, висящего на поясе, - сам справлюсь. Нет, от твоей помощи я, конечно, не откажусь… - добавил он, немного помолчав.


Неподалеку от Вирбета,
Игг-Шайл.

- Хорошая работа, Шаган! – похвалил ассассина незнакомец в темном капюшоне.
- Хорошая, но не превосходная. Наверняка Властелин что-то подозревает…
- У него нет доказательств, лишь домыслы. А теперь…
- Погоди. Напомню тебе, что я не одна из твоих пешек, - перебил Шаган. - Я убил Фенрига лишь потому, что его смерть выгодна нам обоим. Я не нанимался тебе наемным убийцей. Помни, я знаю про тебя очень много чего.
Человек в черном лишь угрюмо хмыкнул в ответ, явно недовольный.
- Вот и отлично. И еще – помни уговор, - пригрозил эльф.
- Не забуду, - ответил незнакомец. – *Что ж, придется самому отправиться в Аль-Сафир, к магам*, - подумал он про себя…
Глава 19.
Стоунхельм,
Свободные Города Востока.

На высоком холме вдали от города стоял чародей, окутанный в красные балахоны. Глядя на дымящийся город, он что-то бормотал себе под нос. Какую-то нелепицу…
- Город, некогда стоявший гордо на склоне,
Ныне падше стоит во тьме,
Реки, питавшие весь род людской жизнью,
Стали питать Геенну огненную силою,
Род демонический мощью… Могучий маг мудро властвовал,
Но предан был, порабощен. Жалок он, игра исчадий ада…
Стены монолитные возвел лишь затем,
Чтоб отдать во власть одного-единственного,
Того, кому судьбой было предписано возглавить Ад…

Могучий маг, друг мой, учитель,
Властвовал долго и мудро,
Но предан был, сокрушен. Горд он, чемпион мыслей Ее…
Сыновей же ждала жалкая участь,
Первый осквернен был предателем,
Не дочитавшим полслова,
Второй в лидеры вышел, женился,
Но младым умер, так и семью не вернув …
Третий же жизнь свою посвятил
Поиску Истины, но вместо нее лишь
Открыл то, что похоронено было создателями…
- Вы опять здесь, - сказал призрак, стоявший позади него. – Смотрите на обесчещенный город?
- Асхан обречен, вам ли не знать,
Пустую надежду не стоит давать
Детям Ее… Погиб этот мир! – щелкнул пальцами и исчез…


Апель-Син,
Эриш.


Дворец Лукреции…
Лукреция резко повернулась, но оступилась о камень и упала. Судорожно теребя землю одной рукой, она быстро поднялась с пола пещеры и вглядывалась вперед, готовая дать отпор…
- Поссмотри на ссебя, дорогушшша. Жалосссть-то какая… Ты как-то неподабающще выглядишшшь для Принцессссы Нежити. Расстрепанные волосссы, разорванная одежда, можно сссказать, есстесственное декольте, одна рука… Что сс тобой? – доносился голос вокруг, из ниоткуда.
- Хватит издеваться! Покажитесь! – Лукреция вертелась, как волчок, пытаясь увидеть Сандро.
- Я здессь… Нет, я тут!
И тут Лукреция, смотря на мрак и тени пещеры, поняла…
- Нет… Как? После смерти Маркела Одеяние Вампира оказалось в руках магов… Откуда у вас Плащ Смертоносной Тени?
- А, догадаласссь, - ответил некромант. – Знаешшь, маги очень жадные ссоздания… Да, ты права, после «сссмерти» моего ученика артефакты попали к магам. Кольцо Грешшшников доссталосссь этому выскочке, Зехиру, оссстальные же были отданы в хранилищщща Нудхара. Хе-хе-хе… Но Мадам Жадносссть взяла вверх, и Ссовет города продал одному предприимчивому торговцу плащщик. Разумеетссся, за кругленькую сссумму… Ну а они, конечно, и не догадывалисссь, что это был мой «человек»…
- А выкупить остальные денег не хватило? – насмешливо спросила вампирша.
- Хватило бы, но Круг Девяти прознал об этом и вывез артефакты из Нудхара. Обидно.
- Хватит прятаться в тенях. Не хватает смелости предстать перед беспомощной дамой?
- Бросссаешшь мне вызов? Как приятно… - Сандро вылез из мрака катакомб прямо перед Принцессой. Его змея бережно несла в своих объятиях одного из пленников Луркеции, еще живого.
- Оправдываться перед вами нет смысла, так что давайте все закончим здесь и сейчас. – Лукреция приготовилась к атаке некроманта, благо за годы, проведенные в его обществе, она много знала о его стиле боя. Выгнулась вперед, словно кошка… С шеи свисала брошь с большим рубином, которая бережно хранилась у груди вампирши. Сандро держал в руках кинжал, исписанный ритуальными символами – тот самый, который достал из рукава в начале боя в тронном зале.
- Неужели ты и правда думаешшшь, что я ссделаю это быссстро? И не мечтай, предательница!
- Я не могла отказать! Вы не знаете, что значит быть зависимым от крови! Меня неделю держали взаперти, не давая испить крови! – заорала некромантка.
- Если бы ты была верна мне, то пожертвовала бы собой, но не рассказала бы все.
- Вам так легко говорить…
- И что же ты сссделала, поссле того как сссбежала? Вернулссась, предупредила меня? Нет… ушшшла прочь и, пользуясссь ссссвоим положением в моем ордене, пробираласссь вверх по ссступенькам иерархии…
- Я хотела, но боялась наказания! Правда! – Лукреция на секунду призадумалась. – Подождите… Откуда вы знаете, что это я сдала местоположение города?
- Птичка наболтала. Впрочем, уже неважно…
Лукреция увернулась от огненного шара, посланного некромантом. Ответный удар мощными вампирскими когтями – и капли крови полетели от лица Сандро, сильно уступавшего вампирше в скорости и силе, сам же он отлетел в стену. Но некромант потащил за собой и Лукрецию, ухватившись за ожерелье… Удар об каменную стену пещеры, треснули чьи-то кости. Змея еле удержала свою жертву. Вампирша очутилась прямо перед некромантом, лицо Сандро скрыто капюшоном. Он посмотрел на нее с улыбкой и вонзает кинжал в плечо… Острая резкая боль пронзила Лукрецию. Затем – алая вспышка…


Мир Духов.

… Лукреция очнулась, быстро встала. Она стояла на островке земли, парящем в воздухе, вокруг куча таких же обломков, больших и маленьких, округлых и прямых, плоских и объемных… Загадочные синие сгустки, одиночные и построившиеся в вереницы, летают по воздуху.
Сандро стоял рядом, с окровавленным лицом, на котором были видны глубокие порезы.
- Где… я?
- В Мире Духов, - ответил некромант.
Глава 20.
Апель-Син,
Эриш.


Катакомбы под Апель-Сином…
С потолка пещеры пробился сияющий синий луч света, озаривший на секунду огромную пещеру. Затем последовала мимолетная вспышка, и вот перед статуей паука стоит чародей в красном… Он медленно подошел к жуткому монолиту и начал… разговаривать с ним.
- Девятеро хранят ключи
От жуткой темницы,
В коей ты заточен…
Девятеро мертвы; секрет утерян,
Тайный шифр в руках мертвеца,
Но знай: не позволю я,
Именем моим клянусь,
Чтоб вытащили б тебя отсюда…
Не видать тебе солнца света никогда,
Хоть знаю я – дети Ее придут,
И будут искать, находить, узнавать, открывать…
Знай же и ты: отныне страж твой – я!
Тот, кто всех шутливей был во учении
И на войне, ныне серьезно
За дело возьмется,
Не допустит он мрака и тьмы,
Кою ты принесешь,
Обретя силу былую свою…
И не помогут тебе легионы паучьи,
Ибо на моей стороне – свет весь земной!
- Будь… ы… ро… ят! Я… олу… воб…у! И… тог… ничт… у… тебя!
- Нет! Сбыться не суждено этому,
Пока жив я!
Ученик осквернителя есть ученик скверны,
Я б мог понять, если бы ты был во неведении,
Но нет; знал обо всем ты,
И искал, пользуясь наивностью…
И нашел! Открыл заново то, что было спрятано
Цивилизацией древней,
Так и не понявшей, что сделано было,
Считаешь себя примерным слугой и воплотителем
Истины?
Нет, корыстью ведом ты,
Бессмертия жаждой…
- Нет… сть… ще… ин… Он… ет… ак… вобод… меня! И… Я… Приду за… ей… оло…!
- Что ж, все сказал я,
Хотел что,
Ныне ж исчезну, но буду следить! – пальцами – щелк! И луч света унес мага…

Окрестности города, далеко за крепостными стенами…
Перед входом в огромный грот стоял человек в красном балахоне. Он яростно размахивал руками и выкрикивал:
- Силы земные, взываю!
Ярость обрушьте свою,
Вход завалите,
В логово ведущий! – еще несколько пассов руками и непонятных слов на неизвестном языке, и своды пещеры обрушились, завалив вход…
- Владыки города даже,
Не прознали о входе сем,
Чары древние скрывали от взора мертвых
Вход в гробницу того,
Кого вернуть хотели бы,
Дабы непобедимыми стать,
Но ныне ничто не поможет тебе восстать…


Пик Норд-Штед,
Гримхейм...


Суровая гора Норд-Штед, один из высочайших пиков Гримхейма, где никогда не утихает жестокая метель...
На вершине пика стоял маг в красном балахоне. Вокруг него парили четыре светло-синих мерцающих шара. На каждом были символы четырех сторон света - Севера, Юга, Запада и Востока. Чародей громогласно пел, ветер же уносил голос его далеко-далеко, но вокруг Норд-Штеда на десятки миль вокруг нет ни одного поселения...
- Руны древние, кои знания имею и храню,
Защитят тюрьму древнего мага,
Испорченного словами...
Всего их пять;
Одну оставил у гроба,
Четыре других пусть разлетятся по
Уголкам Асхана четырем,
В согласии со сторонами света...
Лишь тот, кто руны все найдет,
Принесет и воссоединит с пятою,
Откроет вход в грот, где покоится он,
В камне заключенный,
В Мире Духов немощно блуждающий,
Но к Асхану привязанный,
Хоть никем и не властен,
Магией крепкой со статуей связанный... - руны разлетелись в стороны от мага, затем -щелк! и колдун исчез...
запись создана: 25.01.2012 в 22:46

URL
   

Дневничок старого некроманта

главная